svetlana_tin (svetlana_tin) wrote in kkoroleva_margo,
svetlana_tin
svetlana_tin
kkoroleva_margo

Отчет Вампиры (клуб "Темора", локация - кабак "У веселого покойника")

По просьбе Вампиры вывешиваю в сообщество ссылку на ее отчет с игры:

http://helhen.livejournal.com/7184.html

+ дубль текста отчета здесь, под катом

<lj-cut>

ВНИМАНИЕ! ОТЧЕТ! СЛАБОНЕРВНЫМ УДЛИТЬСЯ, СИЛЬНО НЕРВНЫМ - ПРИСТЕГНУТЬСЯ! :O  :crazyfun:
Отчет игрока
Думаю, что целесообразней будет начать с отчета игрока. Здесь я напишу, какие именно моменты мне понравились и не очень. А тех., кто это выдержит и кому будет интересно почитать про ROSA ALBA и прочее странное на полигоне, гильдию убийц и нинзя камеристку: милости прошу к отчету персонажному.
Начну с нереспектов: их меньше.
1. Господа, играете так играйте и нефиг читерить. Я понимаю, когда персонажа глушишь, а он тебе «Я по жизни» и уходит себе спать. Бывает…. Но когда через минуту после «по жизни» человек сдает эту ситуацию как полностью игровую – это нонсенс. Не буду назвать имен, но такое реально было! А как же игровая этика?
2. Говорите, шпаги ночью только 1 на 1 и в освещенном месте? А как вам шпага в боевке 3 на 6 в кустах в присутствии игротехника?
3. И третье: Дор, ты лапочка, однозначно! Но ДНД на полигоне – это не то! Если на игре есть мистический / псиевдомистический пласт, то давайте его таким и делать. Вместо катакомб мог быть могильный камень в лесу, заброшенный замок или 6 метров нештурмовки. Просто если играть боевку по ДНД, то нафига тогда ею заниматься.
А теперь респекты:
1. Мастерам за классную игру! Мы очень довольны. Спасибо за то, что приняли нашу идею с мистикой. Кстати, что же таки давали все 9 эстампов?
2. Дому де Лонгвилей и моему родному кабаку за отличную слаженную совместную игру. А Крюгеру (Анжей по жизни) – еще и за классную игру против родной команды. Фантина – спасибо за колоссальный труд в кабаке и классного персонажа, Бульбаш – за милейший еврейский акцент. Нищим – за колоритность и шпионство. Вышибалам: за соблюдение своих обязанностей.  Студенту и Ландскнехту -  за помощь в нашей шпионской сети. Бэн, Аннета (моя тезка и партнер по обществу), Катарина, Мария, Агнесса: у нас таки получилось совместно устроить классную заварушку. 
3. Спасибо д’Эстре и его постоянному спутнику де Маену за отлично созданные образы дворян-раздолбаев!
4. Дэну за колоритнейший образ Генриха Анжуйского.
5. Городскому судье за грамотную политику и варьирование между.
6. Жене Генриха Анжуйского (Ате по жизни) за классный отыгрыш и интереснейший заказ.
7. Кардиналу за отыгрыш паралича под Лувром.
8. Всем, кто организовывал бал.
Пишу о тех, кого видела и помню точно. Всем остальным: просто спасибо за эти 3 дня во Франции XVI века.

        А теперь обещанное
От бастарда к дворянке или три дня из жизни наемного убийцы
Я Аннет Вийон, член гильдии воров и убийц (ею являлся кабак в полном составе), внебрачная дочь герцога де Лонгвиля и адепт общества ROSA ALBA.
Вечер в кабаке есть вечер в кабаке. Шум, гам, трескотня. Только сегодня наш кабак почтили своим присутствием королева Марго и Генрих Наваррский вместе со своими свитами. Но меня мало волнуют высокородные особы: мне нужно встретится с отцом, который должен передать мне какие-то документы. Я знаю, что общество, в котором мы состоим, занимается продолжением дела тамплиеров. Но в то же время я уже подозреваю, что никакого общества на самом деле нет, а все это делается с целью замыливания глаз дворянам и последующего влияния на политику (на самом деле, так оно и было).  Отец приглашает меня в свой особняк, где рекомендует меня и камеристку его дочери как учителей танцев. На мастер-классе прямо во время танца передает мне документы. Все бы хорошо, но Жак, наш нищий, умудрился проникнуть туда и начать играть присутствующим на флейте. Анжуйский «пошутил», что это убийца, а во влейте у него отравленное шило. Господин, знали бы вы, как вы близки к истине. Уходим вместе с Аннет раскидывать по Парижу полученные документы, и говорю встреченному на дороге Кляйне, чтобы он вытащил оттуда Жака как хочет.
Доменты мы очень успешно разбросали, естетсвенно, предварительно прочитав. Только вот мои же гильдийцы не менее успешно их собрали. Так у нас и родилась сдея продавать эти записки. Да, гильдия на этом отлично заработала. Садимся вместе с Жаком, Кляйне, студентом и Бульбашом обсудить ситауцию. В записках говориться о тамплиерах и каких-то сокровищах (не буду писать весь смысл записок, думаю, на полигоне его все знали) и подписаны они неким де Бонтоном. Интересно, что из этого правда....
Тут же является мой отец и интересуется результатами. Все бы хорошо, только вот его жена уже поняла, что я ему не чужая и спросила об этом открыто. Поражають ее спокойной реакции. Сказала только: хорошо, что не сын. Значит, у нас утечка информации, о чем и пишу отцу следующим письмом. Больше в тот вечер не происходило ничего интересного, если не считать явившихся ночью кавалера и дамы  в масках. Их цель мы так и не поняли, но информацию они нам часа 2 сливали. Господин Анжуйский, не думайте, что мы вас не узнали. Акцент и манеры – штука страшная! Еще и начали гадать на картах Таро, любезно принесеннях нашим слугой. Интересно, а откуда они их знают?!
Утро приползло в лице парочки похмельных Гизов. Ужасно не кстати: я так удобно устромилась на плече у ландскнехта.......а тут еще и папа с новой порцией документов. Документы мы с Кляйне и студентом перечитали, после чего эти двое забрали их на продажу. Гизы затеяли спор с каким-то гугенотом, после чего он как-то странно упал лицом в стол. Вроде напился, хотя осмотревший его аптекарь сказал, что, похоже, жить ему недолго.
Только вот Гизы умудрились забыть здесь свой берет. К тому же Жак срезал у одного из них кошелек. И знаете, он нашел там такое, что заинтересовало меня гораздо больше денег: гравюра, изображающая Лилит на Дьяволе на фоне горящего замка. К чему это?
Двое наших ушли разбойничать. Зря они, конечно, сделали эти днем, но что молодняка возьмеш. Тут пришле злющий де Маен за беретом. Естественно, мы ничего не находили...... а на обратном пути на него напали...... наши.....Не долго думая, решаем выручить герцога и тем самым влезть к нему в доверие. Это полезней, чем его труп под кабаком. Так и получилось:  Гиз доволен чудесным спасением, лекарь долечивает наших раздолбаев. Все идет отлично.
Дальше – больше. После такого происшествия студент с ландскнехтом и еще одним нашим вышибалой становятся городской стражей. Да, дожидись мы, господа гильдийцы! Тем временем является де Маен с герцогом де Гизом разбираться по поводу берета. Интерес в том, что этот злополучный предмет уже продан графине де Гийом и она утверждает, что этот берет всегда принадлежал ей. Сканадал доходит  до того, что де Гиз сообщает, что снимает младшего брата с обеспечения. Высокородные уходят, и по дороге натыкаются на наших горе-разбойников. Естественно, их вяжут и уводят в тюрьму. Практически тут же глашатай объявляет о создании тайной полиции. Студент с ландскнехтом приносят мне еще одну гравюру: рыцарь на коне на фоне замка. Первая....От меня же получают очередную порцию документов и уходят вскрывать какой-то склеп. Как оказалось, мы их уже больше не увидим (склеп они скривали с герцогом де Маеном. Он собрат наши же записки и пошел туда в сопровождении этой парочки. Там они на него и напали, чтобы не допустить  к сукровищам. Сами погибли, а вот де Маен умудрился выбраться).
Тут прибегает Жак, нищий, подвязавшийся работать на Наваррского и просит для него полный комплект записок по сокровищам тамплиеров. Сделаем! Папочка хочет запутать дворян – отлично! Выписываю Наваррскому три самых значимых письма, а внизу ставлю приписку: „Берегитесь де Бонтона, он способен на все!” и первый пришедший на ум криптоним. Ну-ну......Записку передаю нищему через подзатыльник и он несется к Наваррскому. Если что, пусть скажет, что он переписывается с несзвестным путем передачи записок под корягой....
Я отправляюсь к отцу, который со всей семьей собирается на мессу, после которой состоится казнь, а затем бал. Ну, на мессе мне делать нечего откровенно. С казнью – даже не знаю, чем бы помочь нашим гильдийцам. Вернее гильдийцу – второй уже повесился в камере. Решаем, что таки ничем. Даже наши „стражники” не могут организовать ему побег. Ну, что ж тут уже делать. Как известно, гильдийцам все заповеди заменяет одна: „НЕ ПОПАДИСЬ!”
Мы с Аннет собираемся на бал: послушать, посмотреть и немного развлечся. К нам присоединяется мой друг Франциск, и Рейнар из гильдии. На балу скучновато, все только и обсуждают то, что королева-мать опоздала на мессу. Только мне это не интересно: есть дело поважнее. Мы тут письмо написали начальнику тайной полиции о том, что дворяне ищут сокровища и что нужно, чтоб оно попало католикам. Теперь это надо передать. Как?
Первая часть бала прошла спокойно, пока де Каканас не устроил дуэль. А второй частю был маскарад. Решаю передать письмо судье. Договорилась с Рейнаром (франциск и так часто светится со мной). Я всовываю судье в руку письмо и Рейнар тут же приглашает меня на бранль. Все вышло как нельзя лучше: смена плтья и прически очень полезна! По ходу бала мы понимаем, что два эстампа у нас есть, а вот где остальные – вопрос. Нам с отцом приходит в голову идея: отловить ночью несколько дворян, посадить их вместе с подсадной личностью и выведать, где остальные эстампы. А вдруг нам известно не все тайны тамплиеров.
Только вот бальное веселье продолжалось недолго: Франции объявлен интредикт. Тепер надо отсюда уходить как можно скорее.
Наступила ночь, совсем не веселая после объявления интредикта. Дворяне устроились в Лувре на совет, церковники – на совет в кабаке. А нам надо к де Лонгвилям, осуществлять свой ночной план. У де Лонгвилей все тихо. Переодеваемся и делимся на две группы: одна одевает белые маски и идет обеспечивать „странное”, а вторая – отлавливать дворян. Мы с Франциском, Аннет и еще двумя гильдийцами идем отлавливать...... Первого мы поймали без проблем, но отец его отпустил, сказав, что он нам еще пригодится. Дальше мы поймали еще одну дамочку..... Затем разделились. Я осталась с Франциском и нищим. Затаились у дороги. Мимо прошли четверо дворян – не заметили. Но тут из-за спины выходят еще двое. Черт!
Естетсвенно, что нас окружают и интересуются, не гугеноты ли мы, уже при этом обвиняя в разбое. Раз, два, три (мы с Франциском отлично понимаем друг друга) – и хватаемся за оружие. Нищего оглушают тростью (вопрос к мастерам – это можно было?), Франциск делает несколько выпадов и падает. Пистоль наводят на него вплотную. Бросаюсь в ближний бой – пистоль взмывает вверх и я падаю, ощущая жгучую боль в руке. Но Франциск таки вырвался вперед...... Вобщем, закончился этот неравный бой тем, что нищий сбежал, Франциск тяжело ранен. Мне остается либо броситься вперед, сложить  кого-то и получить вторую пулю, либо......
-Что же вы наделали!!!! – начинаю я откровенно истерическим голосом. – Вы мне руку прострелили, его чуть не убили! Что мы вам сделали?!!!!!
-Это ваш друг? – рассеянно спрашивает Анжуйский. – Мы его сейчас отпоем.....
-Да, это мой друг! Как отпоете, он ведь жив еще!!!!!?????? Позовите лекаря!!
-Лучше добьем.... – мрачно цедит де Гиз.
-А что вы делали здесь ночью? – все так же рассеянно спрашивает Анжуйский.
-А что я по-вашему могла делать в кустах с мужчиной!!!!
-Их же двое.... – эписокп осматривается в поисках уже улизнувшего нищего.
-А если и с двумя, вам какое дело??!!!! Помогите же ему!!!!
-А оружие? – скпетически спрашивает Гиз.
-Так сами же сказали, что гугеноты шалят!!!!
Вобщем, пререкание в духе добить/не добить, вызывать/не вызывать судью, сопровождающееся моей псевдоистерикой длилось еще минут 15. К счастью, дворяне оставили нас на дороге по принципу „сами подохнут”. Лекаря я искала долго. Благо, жена Анжуйского показала, где найти ее камеристку, так что все обошлось. Как только дворяне ушли, из-за кустод показались наши.  Франциска, до сих пор находившегося без сознания, мы оставили у де Лонгвилей приходить в себя, а сами пошли проводить ритуал. Дело в том, что вторая группа где-то выловила 4х не то камеристок, не то служанок и уже посадила их в тайной комнате вместе с нашим нищим. Только вот похоже, что они ничерта не знают. Решаем, что их по-любому надо резать.
Ночь, поляна, темнота, оскверненная могила магистра. 5 жертв, мы в масках и с ножами. Отец читает текст ритуала, мы добавляем остальное. В эту минуту кровь невинных жертв выпускает проклятие тамплиеров. Мы возвращаемся в Лонгвиль, оставляя на месте лишь тела и записку о том, что же мы сделали этой ночью. Что же будет завтра?
Что ни говори, а за ночь мы натворили предостаточно. Теперь же наше дело затаиться и ждать ответных действий церковных и светских властей. Тела нашли и Агнесса, лекарь из особняка де Лонгвилей, была вызвана на опознание тел. От нее мы, в последствии и узнали, что на месте ритуала не было обнаружено никаких следов, кроме оставленной отцом записки.  Отлично, ниточки оборваны. Можно смело идти в кабак.
В кабаке все так же без изменений. Мы благополучно устроились в людской, чтобы лишний раз не попадаться на глаза в очередной раз разбушевавшимся Гизам. Тут прибегают Франциск, Рейнар и еще двое наших, очень успешно устроившихся в городскую стражу (да, воры и убийцы в страже – это красиво),  и сообщают, что их попросили переписать всех людей Парижа, которые ходят в черном или темном. Естественно, что мое темно-зеленое платье в этот реестр не попало. Хуже было то, что они искали высокого мужчину в черном (мой отец под это описание ложился идеально), и то, что церковь интересуется эстампами. Рассказываю стражникам несколько тамплиерских историй для запудривания мозгов и иду к отцу. Тем более, что я только что раздобыла у нашей кабатчицы еще одну гравюру. К тому же то, что утечка информации у нас в гильдии, похоже, подтверждается. Подозрения наши падают на Эсмеральду, которая что-то слишком быстро втерлась в доверие как к Лонгвилям, так и к Гизам. 
У отца заседают кардинал, судья и еще какие-то люди. Мы незаметно пробираемся к нему в покои и начинаем собирать все, что есть. Итак, у нас 4 истампа: первый, четвертый, пятый и последний. И 6 карт Таро. Создается впечатление, что все это указывает на тамплиеров.  Все карты Таро имеют подписи типа «От победы к славе», и только одна «От славы к царствию», а изображения на эстампах очень напоминают историю тамплиеров. Но материала нам по прежнему не хватает.
По возвращению в кабак меня вылавливает Уго, паж отца и просит, чтобы я, как его единоверец (он – гугенот, как и я), нашла ему вооруженных людей. Говорит, что Наваррского собираются крестить чуть ли не против его воли. Честно отвечаю, что всех гугенотов в гильдии перебили и отправляю его к Колиньи.
А вот в доме отца в этот момент все гораздо веселее. Вернувшись туда, застаю там жену Герцога Анжуйского, которая просит помощи. Гизы, как оказалось, устроили переворот, убили Карла и захватили в заложники всю семью Валуа. Она просит отравить еду, которую сейчас будут нести к Гизам. Естественно, что на такой заказ я соглашаюсь: мы перехватим посыльного по дороге, убьем, разложим еду по мискам и подсыплем в одну из них яд. Французская рулетка, так сказать…..Но эта затея провалилась (народ, в этом плане Гизам не респект трех километровый: заказали еду по игре – по игре и забирайте. Не будем же мы глушить человека, который пришел за едой в майке и джинсах).  Тогда жена Анжуйского предлагает нам идти в Лувр, который в любой момент могут штурмовать. При этом намекает мне, что запомнила меня с ночного происшествия, посоветовала, где найти лекаря, что она очень любит французский народ. Хотя это все мелочи по сравнению с фразой, что корона не забывает своих верных подданных.
В Лувре ждут штурма. Я предупреждаю Франциска о том, что паж будет лезть в окно, чтобы в случае чего защитить Наваррского, а Франциск тем временем передает мне последние луврские новости (ну кто обратит внимания на скромную служанку, вешающуюся у стражника на шее!). Ничего хорошего: будет штурм, а у Гизов куча пистолей. Переносим все оставшееся оружие в дом Лонгвилей, чтобы в случае взятия Лувра уходить оттуда тайными ходами. Только вот Гизы, протянув время до ночи, решились на мирные переговоры. Тут у отца возникает идея: спрятаться в тайных комнатах Лувра и пока Гизы будут идти в зал, резать их по-тихому. Идея ничего, только кто это будет делать, если вся гильдия на страже Лувра.  Смотрю на тех,  кто есть у меня в распоряжении. Да уж, мадам де Лонгвиль, ее дочь, камеристка и графиня де Гийом…. Ну, графиня хоть из гильдии, а что я с этими буду делать?! Вобщем, пришлось мне со словами «Барышни, вы уже знаете кто я, поэтому я не буду изображать из себя черт знает что!» отводить их за Лувр и популярно объяснять, как работать ножом против одного или двух пистолей. Ничего, способные, вобщем, дамы….. Но тут прибегает Агнесса и просит провести какого-то господина к кардиналу. Провожаю. Господин зовет кардинала в Лувр, а тот отказывается по причине нездоровья. Скандалят. Думаю прирезать этого господина, но потом все-таки отвожу обратно. А в Лувре для меня уже есть вполне стоящий заказ: нужно во время зачитывания документа об отречении Анжуйского вырвать этот документ из рук судьи и уничтожить. Дело в том, Анжуйский может отказаться от отречения устного, но от письменного – никак. В Лувр то я без проблем проникла (стражники то мои, родные),  а вот как оттуда выбираться – это уже вопрос. Гибель во имя короны в мои планы не входила!!!!! Слава Богу, жена герцога Анжуйского показала мне проход через свои покои и открыла там все двери. Но шансов выйти живой все равно мизер: зал хорошо освещен. Радует одно: отец сказал, что пистолей ни у кого нет. По крайней мере уничтожить документ я тогда точно успею. Стою под косяком двери так, чтобы на меня падала тень. Совет идет. Прошу передать Франциску, что мне скорее всего конец и вхожу в зал. Судья уже читает: Я, Генрих Анжуйский…….Доля секунды. Мужчины стоят ко мне спиной, а дамы вроде видят и не видят. Один рывок – и документ у меня в руках.  Бежать! Сзади слышаться голоса, но фора в несколько секунд, которую они мне дали, решила все. С трудом помню, как я выбралась из тайного хода и прибежала к де Лонгвилям. Помню только шокированные лица камеристок, когда отречение полетело в камин. У меня получилось!!!!!!! Переодеваюсь во взятую у перепуганных барышень одежду, приказываю им держать язык за зубами и ухожу в кабак. Там рассказываю трактирщице обо всем и ухожу к Лувру. Меня не узнают: зеленое платье не идет ни в какое сравнение с беретом, черным корсетом и белой юбкой. Графиня де Гийом говорит, что меня ищет Крюгер, то ли охранник легата, то ли еще кто-то в этом духе. Также узнаю, что Гизы вне закона, а Анжуйский без 5 минут король. Возвращаюсь к де Лонгвилям и прошу барышень заманить Крюгера в особняк. Это уже мой бой. Крюгер не заставил себя долго ждать. Правдя явившись в особняк он чуть не убил Катарину де Лонгвиль и мгновенно сбежал. Ну не буду же я за этим господином по Парижу бегать! Хотя и прятаться не стану: пойду в Лувр за обещанной наградой. Жена Анжейского узнала меня не сразу, а когда узнала – обняла словно родную и сказала, что я получу титул. Остаюсь со стражей в надежде найти Франциска, Рейнара и остальных. И тут я узнаю, что Крюгер перебил их всех!!! И спрятался в церкви. Тем временем с королевского совета выходит отец и говорит, что мне пожалован титул графини, а камеристки его дочери – баронессы. Мы выражаем свое почтение королю.
Странно, получив даже больше чем хотелось, я не успокаиваюсь. Я знаю, что людей легата во главе с Крюгером уже нет в Париже, знаю, что от его руки погиб Франциск и  столько наших гильдийцев…..и знаю, что пока этот человек жив, графиня Аннет де Вийон не успокоится. Хотя она не успокоится,  даже если он умрет: для человека с такими связями и навыками всегда найдется нужная должность при дворе. Но это уже совсем другая история…..

 

</lj-cut>

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments